ПРОГРАММЫ


МОСКВА 2013

Архив

К 100-летию Романа Давыдова. «Маугли». Пропущенные фильмы 1990-х

«Маугли». К 100-летию режиссера Романа Давыдова

В сентябре этого года исполнилось 100 лет со дня рожденья легенды советской анимации, режиссера Романа Владимировича Давыдова. Он пришел на «Союзмультфильм» еще до войны, в 1938-м году, сначала выучившись на карикатуриста. Теперь стал учиться, работая аниматором с пионерами отечественной мультипликации, а уже в середине пятидесятых сам стал режиссером. Поначалу он снимал кукольные фильмы, но быстро перешел на рисованные. И главным его произведением стал цикл из пяти фильмов про воспитанного волками мальчика Маугли из «Книги джунглей» Киплинга, снятый с 1967 по 1971 год и потом собранный в полнометражную картину. Эти ленты, музыку для которых писала Софья Губайдулина, авангардный композитор, позже заклейменный советским музыкальным официозом, также находились одновременно в кругу советских ценностей (киплинговский романтический одиночка в фильме Давыдова скорее похож на пламенного лидера коллектива) и вне него. Сказка о Маугли стала героическим эпосом, в котором одной из главных ценностей стали честность и чистота помыслов, что было особенно важно в лживую застойную эпоху. В «Маугли» - именно давыдовского, а не киплинговского - играло несколько поколений советских детей, и самым страшным всегда было оказаться в стае предателей, шакалов. И взрослые и дети цитировали коллективистское: «Мы с тобой одной крови!» и эгоистическое: «Закон джунглей - каждый сам за себя!». Фильм разошелся на поговорки, и чем дальше, тем больше нового мы в нем открываем. Сегодня особенно важно, что в «Маугли» шла речь о бескомпромиссной борьбе за свободу. Недаром даже в нынешней политической борьбе звучат цитаты из мультфильма, снятого более сорока лет назад: «Акела промахнулся!», «Вы слышите меня, бандерлоги?» «Я - волк свободного племени!».




Пропущенные фильмы 90-х. Карманник

Рубеж 1990-х годов для отечественной анимации – удивительное время. С одной стороны, уже нет цензуры, власти не до искусства. С другой стороны, нет и зрителей - по телевизору и в кинотеатрах отечественные мультфильмы показывать перестали, а фестивалей в сегодняшнем понимании, пока нет. Студии – прежде всего Союзмультфильм и Союзтелефильм, - еще активно работают, не снижая оборотов, но фильмы, которые они снимают, будто бы падают в черную дыру, их почти никто не видит. А между тем, фильмы, снятые в это странное время и пропущенные публикой, - уникальны. Анимация в это время совсем перестала быть детской, ни до этого, ни после, в России не снималось столько фильмов, осмысляющих болезненную историю страны и ее сегодняшнюю трудную жизнь, картин мрачных, сложных, саркастических. Кажется, даже колорит наших мультфильмов в это время изменился. Так велика была усталость от развеселого и яркого детского кино советских времен, что теперь все фильмы будто бы потеряли цвет: стали почти монохромными, серо-коричневыми. В этом смысле отечественная мультипликация шла в ногу с другими искусствами, вырвавшимися на свободу из советской клетки, но ей было куда сложнее: в традиционных техниках, с которыми работали наши аниматоры, короткий фильм снимать очень долго, и всегда есть шанс, что к концу съемки картина, связанная с меняющейся современностью, морально устареет. Режиссеры пытались говорить иносказаниями - снимали притчи, фантастику, лубок, сочиняли сказки для взрослых и пользовались парадоксальными ходами сюрреализма и абсурда – недаром одним из самых любимых авторов этого времени был Хармс, чувствовавший алогизм жизни. Большой фестиваль мультфильмов начинает долгоиграющий проект «Пропущенное кино 90-х» с показа фильмов 1990-го года. Мы выбрали самые показательные мультфильмы для этого времени, отказываясь от немногочисленных хитов (как, например, «Серый волк и Красная Шапочка» Гарри Бардина). Получилось целых две программы настоящих редкостей.